Êëóá Ôèëîêàðòèñò - Ìèð îòêðûòîê Êëóá Ôèëîêàðòèñò - Ìèð îòêðûòîê
Главная
Авторы
Книжная полка
Читальный зал
Словарь терминов
 
Полезные разделы:

Форумы по Филателии

Форумы по Филокартии

Книга Филокартиста:

Библиотека:

Книги Филокартиста

Статьи для Филокартиста

Терминология Филокартиста

Наши партнеры:

Клуб Бонистика

Цены на боны России

Статья
 
Собирателей открыток не так уже и много
 

Собирателей открыток не так уже и много, - считает алматинец Александр Слащев


Самая большая коллекция открыток принадлежала некоему Коченде из чешского местечка Буховице – более полутора миллионов штук. Однажды эту коллекцию взвесили – оказалось свыше семи тонн!

Огромная коллекция открыток была и у ленинградца Тагрина – более полумиллиона экземпляров.
"Вернее, 700 тысяч", – уточняет алматинец Александр Слащев, много знающий о филокартии – собирании открыток.

Родился Слащев в 1951 году в Алма-Ате, окончил физмат Казахского пединститута. Долгие годы он трудился в одном из НИИ, во время перестройки открыл свой мебельный цех, потом занимался установкой топливной аппаратуры для тракторов. Сейчас Слащев внедряет в лечебные учреждения солевые шахты. Все это время он не терял интереса к собиранию открыток.


– Зацепило, – объясняет Александр Яковлевич. – Сначала собирал открытки о фауне, потом понял – не мое. И переключился на космос.


А когда Слащев решил, что необъятное не объять, стал коллекционировать открытки о Казахстане и городе Верном.
– Порой не могу остановиться, – смеется Александр Яковлевич. – Сразу и не поймешь, чем привлекает открытка – то ли рисунком, то ли какой-то необычностью.


Слащев является президентом Алматинского клуба филателистов и вице-президентом Союза коллекционеров Казахстана.
– Собирателей открыток не так уже и много, – сетует Александр Яковлевич. – Их можно пересчитать по пальцам.Недавно в одной из алматинских газет появилась заметка о Бекете Муслимове – обладателе старинных открыток, который не пожелал сообщить о себе больше ничего. Но не все казахстанские филокартисты такие конспираторы. К примеру, интересная коллекция открыток есть у алматинского искусствоведа Ольги Сергиенко. Ее самое любимое занятие – отгадывать, что теперь находится в местах, запечатленных на старых открытках прошлого века. Узнаваема улица Торговая (ныне Жибек жолы) с сохранившимся зданием магазина купца Габдувалиева, детский приют на улице Мещанской (ныне Кабанбай батыра), где сейчас размещается медицинское училище и пруд Лутмановых. Правда, точно угадать получается не всегда. Опытный филокартист Владимир Разепин держит свою многотысячную коллекцию открыток о Москве в картонных коробках – так они лучше сохраняются. Большое количество открыток есть у алматинца Виктора Ликолата, владельца антикварного магазина. Неплохая коллекция была у астанчанина Владимира Дроздова, который переехал жить в Китай.


Алматинский филокартист Олег Рачков, знавший ленинградского коллекционера Тагрина, вспоминал его рассказ о жемчужине своего собрания. Это была обычная, отпечатанная на плохой бумаге, изрядно испачканная 20-копеечная открытка.


– В один из январских дней 1943 года я увидел, как одна молодая женщина бросила ее в почтовый ящик, – рассказывал Тагрин. – Я все же успел рассмотреть текст: "Блокада прорвана!". Стал искать эту открытку в газетных киосках, но их уже все распродали. Вскоре кто-то из знакомых передал мне точно такую же открытку. Текст на ее обратной стороне был такой: солдат жаловался жене, что боевое ранение так невовремя уложило его в госпиталь.


Александр Слащев не может похвастаться такой интересной историей. Самой любопытной в своем собрании он считает старинную открытку с видом Вознесенского собора города Верного.


– Но самая памятная для меня – это цветная открытка 1914 года с видом озера Иссык, уничтоженного селем, – говорит Александр Яковлевич. – Ее мне подарил коллекционер Аполлон Атаманов. Собственно, эта открытка и пробудила во мне интерес к истории города Верного.


Открытки свидетельствуют о прошлом времени не только своими фотографиями, но и текстами, отражающими настроение и отправителя, и получателя. Вот несколько примеров тому (имена и фамилии по этическим соображениям изменены).


Открытка, отправленная в 1909 году с Челябинского вокзала в Иркутск: "Надя. Пишу из Челябинска. Еще в Сибири. Через три дня буду в Петербурге. Деньги пока есть. Выезжал из Иркутска – было 13 р. 50 к. Теперь осталось 12 р. Здесь сидеть пять часов. Ехал ладно, исключая перевозку корзинки. Всего хорошего! Р. S. Смотри, не будь…" (далее неразборчиво).


Другая почтовая карточка датирована 1913 годом: "Ее высокородию Анне Васильевне Тигрис, Кавказ, Кубанской области, близ Анапы, санаторий "Бимблюк". Дорогая Анна Васильевна. Благодарю Вас за обещание навестить Талю и прислать мне о ней весточку. Таля мне очень редко пишет. Только на днях получила от нее письмо и узнала ее адрес. Живет она в Анапе, угол Черноморской и Воскресенской, дом Вомалдис. Я до 15 июля буду гостить в Нов. Петергофе, дом дворцового коменданта, потом до 1-го сентября пробуду в Малороссии. Целую Вас".

А вот и деловая переписка. Открытка 1914 года в город Волчанск Харьковской губернии Колчанскому мещанскому старосте написано без знаков препинания: "Господин мещанский староста я послал вам старый паспорт для перемены и высылки нового если числится за мной какая-либо недоимка то прошу востребовать через Александро-грошевское полицейское управление а паспорт вышлите как можно скорее Леонтию Горниенко".

Открытое письмо из Саратова в Кзыл-Орду, датированное 1928 годом: "Дорогой Коля, здравствуй. Получил деньги, за что благодарю. Сообщаю неважную новость – я заболел. К врачу еще не ходил, по-видимому, малярия. Голова как свинцом залита, не соображу, что бы тебе еще написать. Болезнь здорово мешает мне. Всего хорошего. Пиши".

А вот почтовые карточки времен Великой Отечественной войны: "Товарищ командир части 21510 Б. Обращается к вам мать бойца Кузичева. Прошу сообщить, где находится мой сын Кузичев Николай Наумович, который в свое время находился в вверенной вам части и от которого я не получала долго писем. Убедительно прошу, тов. командир, не задерживать в ответе, так как я очень беспокоюсь за своего единственного сына. С приветом, мама Кузичева".

"Здравствуйте, тов. командир части! Не откажите в любезности хотя бы в двух-трех словах написать о поведении и работе моего сына Понева Владимира Юрьевича. Желаю Вам счастья быть здоровым и невредимым. Адрес: гор. Тамбов, курсы "Выстрел", полковнику Поневу".

Еще одна открытка, направленная в 1944 году в Алма-Ату из московского эвакогоспиталя: "Эту открытку посылаю любимому сыну Владимиру. Привет! Пиши мне, Вова, есть в нашей квартире репродуктор и как работает. Слушай, Вова, по радио, как Красная армия, а также английские и американские войска бьют немцев. Твой папа".

А вот открытка из действующей армии в Алма-Ату в апреле 1945 года: "Добрый день, Люба и сын! Шлю вам пламенный привет! Люба! Я пока жив и здоров. Как получишь посылку, так сообщи. Передай привет всем родным и знакомым. Целую вас крепко".

Интересны открытки от известных людей. Вот, например, деловое послание писателя Сергея Маркова, отправленное в 1958 году из Москвы: "Сталина, 63, редакция газеты "Ленинская смена" тов. Самсонову Б. Г. Уважаемый тов. Самсонов! Видел номер "Ленинской смены" с перепечаткой письма об увековечении Чокана Валиханова. Пожалуйста, держите меня в курсе дела и сообщите об откликах. В портфеле редакции до сих пор лежат мои очерки "Искатели великих путей" и "Поход в страну Звезды". По напечатании их, пожалуйста, пришлите мне авторские номера газеты. Очерки прошу подписывать моим полным именем и фамилией. Привет. Сергей Марков".

Виталий ЭНГОЛИ, Алматы, express-k.kz
Авторы:
Дата:   2017-06-15
Добавил:   funny
Рейтинг:   0.00
Список статей
 
Отзывы членов клуба
 Добавить отзыв
 
Контакт с администрацией