Êëóá Ôèëîêàðòèñò - Ìèð îòêðûòîê Êëóá Ôèëîêàðòèñò - Ìèð îòêðûòîê
Главная
Авторы
Книжная полка
Читальный зал
Словарь терминов
Полезные разделы:

Форумы по Филателии

Форумы по Филокартии

Книга Филокартиста:

Библиотека:

Книги Филокартиста

Статьи для Филокартиста

Терминология Филокартиста

Наши партнеры:

Клуб Бонистика

Цены на боны России

 
Статья
 
«О Бернской конвенции, Верещагине, NPG , Илье Лапине и других … » (о защите авторского права в конце XIX начале XX века )
 
9 сентября 1886 года в Берне, Швейцария была принята Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений (часто просто Бернская конвенция) — первое и ключевое международное соглашение в области охраны авторских прав. Первыми участниками конвенции стали Бельгия, Германия, Франция, Испания, Великобритания, Тунис и Швейцария.
Конвенция устанавливала ряд принципов международного авторского права, в соответствии с которыми каждая страна-участник конвенции предоставляла гражданам других стран-участниц по меньшей мере те же авторские права, что и своим собственным гражданам. Любые разбирательства по поводу подпадающих под конвенцию произведений должны были происходить по законам страны, на территории которой они использовались. Охрана произведения в каждой стране никак не зависела от охраны произведений в других странах, в том числе в стране происхождения произведения, а авторское право не требовало для использования каких-либо предварительных формальностей и возникало автоматически в момент фиксации произведения в материальной форме (для граждан стран-членов конвенции) или первой публикации (для опубликованных в этих странах произведений иностранных авторов).
Конвенция не содержала определения авторства, поэтому в разных странах понятия об авторстве могли отличаться. Авторство произведения определялось по законам страны происхождения, то есть страны-члены конвенции предоставляли минимальный уровень авторских прав иностранным авторам.

Примерно в это же время русский художник В.В.Верещагин задумывается о написании серии картин из истории Отечественной войны 1812 года, в которых он хотел изобразить героическую борьбу русского народа с чужеземными завоевателями и одновременно показать Наполеона, не приукрашенным и не окутанным дымкой красивой легенды. Над созданием картин этой серии он начал работать в 1887 году , в своей мастерской, в предместье Парижа, Мезон-Лаффитте, где старался закончить работу касающуюся французской армии, поскольку она требовала приобретения и изучения образцов обмундирования и вооружения времен Наполеона, а также ознакомления в архивах и библиотеках с записками и сочинениями современников тех событий. Остальные же картины серии были полностью написаны в России , в мастерской за Серпуховской заставой .
Впервые эта, тогда еще неполная, серия в количестве десяти полотен была выставлена в 1895 году в Москве и в дальнейшем на персональных выставках художника в Петербурге, Харькове, Киеве, Одессе и Париже. В 1897 году в Берлине демонстрируются уже четырнадцать картин серии: «Наполеон I на Бородинских высотах» , «Перед Москвой - ожидание депутации бояр», «В Успенском соборе» , «В Кремле - пожар!» , «Зарево Замоскворечья», «Возвращение из Петровского дворца», «В Городне пробиваться или отступать?» , «На этапе - дурные вести из Франции» , «На большой дороге - отступление, бегство…», «Маршал Даву в Чудовом монастыре», «Не замай! - дай подойти!» , «С оружием в руках - расстрелять!» , «В штыки! Ура, ура!» , «Ночной привал Великой армии» .
Отличительной особенностью творчества Верещагина, которую отмечали художественные критики, как заграничные, так и русские, была серийность огромного большинства его произведений. Отдельные картины одной и той же группы или серии не изображали самостоятельных, обособленных эпизодов, а были между собой внутренне связаны. Чтобы произвести на зрителя более сильное впечатление, а главное, чтобы лучше выявить вложенную в них мысль, художник развивал один и тот же сюжет во многих картинах, давая несколько следующих один за другим моментов одного события. Не удивительно поэтому, что при каждых переговорах о продаже, если только они возникали, Верещагин всегда ставил в первую очередь непременное условие, чтобы покупаемая серия никогда не разрознивалась. Видимо по этому, не смотря на успех сопутствующий выставкам ни один из коллекционеров и музеев не выразил готовности приобрести указанные полотна.
Тем не менее в ходе Берлинской выставки Василий Верещагин , через своего уполномоченного , некого господина Розенберга , заключает договор с представителем берлинского издательства Neue Photographische Gesellschaft. Berlin (NPG) Шрадером на право публикации и воспроизводство без ограничений, первоначально 29 июня 1897 года за оплату в 3000 марок одиннадцати картин из цикла «1812 год» и 24 ноября этого же года, в том же качестве, Розенберг уступает посредством 708 марок право на воспроизводство ещё трех картин.
Изготовив клише Берлинское издательство с конца 1898 года начинает активно использовать свое право , на воспроизведение картин в виде почтовых открыток и других печатных произведений как самостоятельно так и продавая копии клише в Америке , большинстве стран Европы и России.
Во время очередной персональной выставки в 1902 году в США, Василий Верещагин, испытывающий в это время финансовые трудности , принимает решение о продаже выставленных картин (к этому времени серия насчитывала двадцать холстов) на аукционе в Нью-Йорке не смотря на то, что он всегда стремился к тому, что бы его картины оставались в пределах родины.
Спасением явилось уведомление министерства двора о покупке всей серии картин об Отечественной войне 1812 года за 100 тысяч рублей, что дало возможность Верещагину расплатиться с долгами и послать деньги семье . Картины были помещены в Русском музее императора Александра III в Петербурге.
Художник продал их, не оговорив для себя никаких дополнительных условий то есть не выполнил тех формальностей, которые гарантировали бы ему соблюдения его авторских прав.
Исходя из того, что в 1897 году литературная и художественная собственность в России регламентировалась «Цензурным Уставом» от 1886 года, согласно тридцать первой статьи вышеупомянутого Устава, для подтверждения своих прав художник-автор должен выполнить три условия:
1`. Представить и зарегистрировать свое произведение у нотариуса.
2`. Взять у нотариуса, из его ведомостей, выписку, подтверждающую, что именно ему принадлежат права собственности.
3`.Зарегистрировать её в Императорской Академии художеств, прилагая копию вышеупомянутой выписки.
Кроме того, в статье 35 Устава оговорено, что художественная продукция, купленная правительством для Церкви, императорских дворцов или, в общем, для любых императорских учреждений, будет считаться полной собственностью государства, и может быть воспроизведена без согласия её автора.
Таким образом, по действующим тогда условиям сделки, приобретение правительством картин в пользу одного из музеев лишало прав собственности художника и как следствие он не имел права воспроизводить свои работы на территории своей страны. Это обстоятельство объясняется тем, что Василий Верещагин всю свою жизнь в творчестве, в убеждениях и в отношениях с окружающими был верен своему основному принципу - "Я буду всегда делать то и только то, что сам нахожу хорошим, и так, как сам нахожу это нужным".
Но основные события истории связанной с защитой авторских прав на воспроизведение картин из цикла «1812 год» развернулись после гибели Василия Верещагина .
Между 1911 и 1912 годами Илья Лапин, русский издатель, живущий в Париже, получает разрешение у дирекции музея на воспроизводство произведений искусства, хранящихся в музее и начинает публикацию почтовых открыток и более дорогих работ, которые включают в себя 56 гравюр, двадцать из которых созданы по картинам Василия Верещагина. Среди них находились и четырнадцать работ, правом на публикацию которых обладало Photographische Gesellschaft.
Узнав о том, что издатель Лапин воспроизвел в виде почтовых открыток и гравюр , собранных в альбомах , те же самые картины и начал продавать их в России и Франции (с помощью компании Heymann) , а издательство Flammarion издало (по клише приобретенным у И.Лапина) и начало продажи альбома, который содержал цветные фоторепродукции четырнадцати картин, издательство NPG 18 июня 1913 года арестовывает имущество Ильи Лапина в Саже и обвиняет в контрафакции самого Лапина, французский издательский дом Flammarion и компанию Heymann, подав иск в Гражданский трибунал города Парижа о возмещении убытков в сумме 10 000 франков, ссылаясь при этом на Бернскую конвенцию и ожидая что во Франции будут соблюдены те же права издательства, что и в Германии.
Начиная судебное разбирательство против издательства Лапина берлинское издательство было уверено в своей победе так как годом ранее (решение восьмой гражданской палаты королевского Суда в первом рассмотрении дела в Берлине от 1 октября 1912 года и подтвержденной решением Суда в Берлине от 12 марта 1913 года) оно выиграло судебный процесс у немецкой компании Novitas продававшей в Берлине почтовые открытки воспроизводившие полотна Верещагина из этого цикла.
Илья Лапин в своих оправданиях ,без сомнения был искренен: он ссылался на подписанные договора с дирекцией музея, утверждал что ничего не знал об уступках немецкой стороне, сделанных самим Верещагиным, кроме того, его полиграфические клише были сделаны с самих оригиналов.
Никогда ещё так остро не вставал вопрос об объеме прав на публикации на территории Бернского союза, когда речь шла о произведениях искусства, никак не защищенных в той стране, где они были созданы.
Здесь необходимо сделать небольшое пояснение. В литературе подобных сложностей не существует так как первая публикация в стране – члене Союза полностью защищена от любого воспроизведения в других странах. Подобная публикация дает любителям интеллектуальное наслаждение, а промышленникам – право на её тиражирование. У этой законной гарантии два основания: оказанная услуга или удовольствие, доставленное публике, а также её экономическая стоимость, созданная торговлей. Таким образом, после первой публикации, к литературной продукции будет относиться всё; это всё оговорено, первая мысль, черновик, даже сам манускрипт писателя, которые точно не воспроизводят напечатанный вариант произведения и не могут быть в свою очередь изданы против воли самого писателя или его правопреемников без ущерба их моральных прав, самых уважаемых.
А также ли обстоит дело, когда речь идет об искусстве? Фотография картины является без сомнения её публикацией. Но передает ли она форму, под которой художник рассчитывал создать свою концепцию и передать её зрителю? Художник передает свою идею через оригинал и доносит её до публики; через внешний вид этого оригинала, через материальное и персональное его выполнение, художник надеется быть понятым и оцененным. В той или иной степени всякая его имитация или воспроизводство будет неполной. Любая публикация не занимает место оригинала, не делает его бесполезным. Оригинал более ценен, чем все воспроизведения, сделанные по нему, он существует рядом со всеми ними. Он другой. Можно сказать, что он существует в одиночестве. Его репродукции различными методами являются дополнительным и другим произведением. Уполномоченный представитель Германии на Международной Конференции в 1908 году, господин Дунг, высказал примерно эту идею, отметив, что само по себе произведение искусства (например, картина) в конечном итоге не может быть издана. С помощью фотографии мы издаем произведение, но что до самой оригинальной работы, то она остается не опубликованной. Фотограф, гравер, литограф являются обладателями авторских прав на свои особые произведения, созданные по оригиналу .
Если это так, то публикация, сделанная в Германии, без сомнения защищена на территории всех стран – участниц Бернского Союза, но только от контрафакции, сделанной по первому изданию. Что касается самих картин, то они остаются независимыми от любых фотографических публикаций. В своей стране, где они остались, они могут быть опубликованы разными способами.
Какова же будет во Франции судьба их репродукций, привезенных и сделанных в России? Тем более что Россия не подписывала Бернскую Конвенцию, однако, выходцы из этой страны пользовались ей, печатая в первый раз свои произведения на территории стран – участниц, но в 1911 году, уже после последнего пересмотра Конвенции, Россия заключила с Францией договор об авторских правах на литературные и художественные произведения.
Этот вопрос должен быть решен художником, его семьей или цессионарием, в зависимости от положений французского права или русско-французских конвенций. По дипломатическому договору, если художник не оставил за собой никаких прав на свои картины и их репродукции, то ни он, ни его представитель не могут чего-либо требовать во Франции. В любом случае, первый немецкий издатель не может отстаивать с подобной регулярностью свою монополию на все виды публикаций по оригиналам самих картин.
Судьи парижского трибунала вынесли такое же решение и, как следствие, отклонили иск Photographische Gesellschaft.
Ниже приводятся выдержки из судебного решения (Гражданский трибунал, 5ая палата, первая дополнительная секция, судебное слушание от 9-ого апреля 1914 г, дело издательства Photographische Gesellschaft против Ильи Лапина и К., а также издательства Flammarion и компании Heymann):
«Ввиду того, что компания – истец для признания своих требований ссылается на конвенцию Бернского союза от 1886 года, пересмотренную в Берлине 13 ноября 1908 года, к которой присоединились Франция и Германия;
Что, со своей стороны, в свою защиту, господин Лапин взывает к франко-русской Конвенции от двадцать девятого ноября 1911 года;
Следует учитывать, что, прежде всего, господин Лапин не знал о сделке от 1897 года и то что картины В.Верещагина, которые были выставлены в Париже в 1896 году, в Берлине в 1897 году и в Лондоне в 1899, вернулись в Россию и были приобретены русским правительством в 1902 году и переданы в Русский музей императора Александра III в Петербурге.
Известно то, что господин Лапин воспроизвел их не по фотографиям компании – истца, а по самим оригиналам, с законного разрешения комитета музея;
Таким образом, рассматривая факт приобретения картин российским государством, следует прийти к выводу, что поскольку господин Лапин воспроизвел в Париже вышеупомянутые картины, последние находились в России в государственной собственности.
Ввиду первого установленного пункта, следует изучить, может ли издательский дом Photographische Gesellschaft взывать к Бернской конвенции от 13 ноября 1908 года;
В соответствии со статьей 4 вышеупомянутой Конвенции, авторы, выходцы из одной из стран-участниц Бернского Союза, обладают такими же правами на свои произведения в других странах, членах Союза, как и в своей собственной, вне зависимости от того были ли сами произведения впервые опубликованы в самом Союзе или нет;
По условиям статьи 6, авторы, не являющиеся гражданами стран Союза, впервые публикующие свои произведения на территории одной из стран – участниц, обладают теми же правами, что и коренные авторы, как и в других странах Союза, они обладают теми же правами, предоставленными Конвенцией;
В соответствии с статьей 18, Конвенция распространяется на все произведения искусства, которые, на момент своей публикации, не являются ещё собственностью государства на их родине за истечением срока их защиты;
Учитывая изложенное, следует уточнить, что художественную продукцию защищает вышеупомянутая Конвенция и что следует из общих условий статьи 2, в данном случае компания – истец могла бы иметь право на двойную защиту:
1`. Четырнадцати картин, на чье воспроизводство компания имела монополию
2`. Фоторепродукций, сделанных по ним истцом.
Вследствие того, что рассматриваемая Конвенция неоспоримо защищает данные репродукции и что компания Photographische Gesellschaft находится в одной из стран – участниц Союза, а данные произведения были впервые опубликованы в Германии, то нет сомнений в том, что если бы господин Лапин воспроизвел фотографии истца, то последний имел бы все основания для возбуждения судебного дела, но доказано, что произведения, арестованные во Франции, были сделаны не по фотографиям издательства Photographische Gesellschaft, а по оригиналам картин господина Верещагина; данные обстоятельства являются основанием для прекращения производства по данному делу;
Ввиду того, что господин Верещагин является русским по национальности и что Россия не входит в число держав, присоединившихся к Бернской конвенции, и что, тем не менее, статья 6 данной Конвенции защищает права авторов, не являющимися гражданами одной из стран Союза, впервые напечатавших свои произведения на его территории;
Исходя из того, что выражение «опубликованное произведение», согласно условиям Парижской пояснительной декларации 1896 года, означает «произведение изданное» и применяется в основном к литературным произведением а значит данное выражение плохо сочетается с такими произведениями искусства, как живопись или скульптура поэтому для последней категории необходимо либо интерпретировать слово «опубликованный» словом «созданный» либо решить, что картины не могут быть опубликованы и находятся, согласно параграфу 3 статьи 4 Бернской Конвенции, на родине автора;
Картины господина Верещагина являются произведениями российского гражданина и не могут ни коим образом, на какое бы решение мы здесь не рассчитывали, быть защищенными Бернской Конвенцией;
Учитывая то, что 29 ноября 1911 года между Францией и Россией была подписана конвенция по защите художественных и литературных произведений и действия положений конвенции, согласно условиям статьи 17, распространяется на все произведения, которые к моменту её вступления в силу, не стали государственной собственностью в соответствии с параграфом 2 этой статьи: « все произведения, законно опубликованные до вступления в силу данной конвенции, не могут становиться предметом преследования»;
Франко-русская конвенция вступила в силу 13 ноября 1912 года и произведения господина Верещагина к этому моменту были уже государственной собственностью, а публикации господина Лапина, вышедшие до 13 ноября 1912 года, были сделаны законно.
Таким образом, согласно изложенным выше основаниям, в данных условиях компании Photographische Gesellschaft следует отказать в её иске.
Следует объявить о снятии ареста с имущества и исходя из того, что во время неправомерного ареста почтовых открыток и значительного литературного труда, издательство Photographische Gesellschaft причинило господину Лапину ущерб, который компания должна выплатить.
На основании вышеизложенных обстоятельств:
Объявить иск компании Photographische Gesellschaft необоснованным, в продолжении производства дела отказать, иск отклонить;
Признавая за господином Лапиным встречный иск, приговорить компанию Photographische Gesellschaft к выплате ему суммы в 5000 франков в качестве возмещения убытков;
Объявить о том, чтобы настоящее решение было опубликовано в десяти газетах во Франции и за рубежом, за счет компании – истца так, чтобы цена каждого газетного объявления не превышала двести франков;
Объявить о снятии ареста;
Приговорить компанию Photographische Gesellschaft к уплате всех судебных издержек.».
Гражданский трибунал города Парижа вынес решение по вопросам, впервые возникшим перед ним, в деле о применении Бернской конвенции к произведениям искусства между одной из стран – участницей Союза и державой не присоединившейся к Бернской конвенции.
В связи с этим небезинтересным будет отметить, хотя бы частично, историю публикаций картин В.В.Верещагина после факта заключения им договора с NPG в 1897 году.
В 1899 году в Петербурге Ф.И.Булгаков издает книгу «Наполеон I в России. В картинах В.В.Верещагина» с его предисловием и пояснительным описанием картин.

В 1903 году по заказу Русского музея императора Александра III в Петербурге Ф.Б. Бернштейн печатает открытки с изображением картин находящихся в музее. Аналогичная серия открыток выходит в издании «Ришар С-Петербург»

В связи с подготовкой и празднованием столетия победы России в Отечественной войне 1812 года необычайно популярными стали печатные издания от открыток и лубочных картинок, изображающих эпизоды той войны, — до многочисленных мемуарных источников в периодической прессе и иных печатных изданиях. В связи с этим выпуском почтовых открыток по картинам В.В.Верещагина отметились многие издательства как в России так и за рубежом.

Источники:
1. «Le Droit d’Auteur», Organe officiel du bureau de l’union internationale pour la protection des oeuvres litteraires et artistiques, № 11 , 15 novembre 1914, pages 146-147.
2. «Le Droit d’Auteur», Organe officiel du bureau de l’union internationale pour la protection des oeuvres litteraires et artistiques, № 4 , 15 avril 1915, pages 43-45.
3. «Наполеон I в России. В картинах В.В.Верещагина». Художественное издание Ф.И.Булгакова. Санкт-Петербург.1899 г.
4. А.К.Лебедев,А.В.Солодовников «В.В.Верещагин». Серия: «Человек.События.Время». Изд. «Искусство».1988 г.

Интернет-сайты:
1. http://ru.wikipedia.org/wiki/Бернская_конвенция_1886_года
2. http://veresh.ru/biografia.php
3. http://veresh.ru/veresh16.php
4. http://filokartist.net/forum/index.php

Сергей Смирнов, Санкт-Петербург
Иллюстрации- Виктор Канивченко (Украина г.Николаев)
Авторы:
Смирнов Сергей Владимирович
Дата:   2012-02-04
Добавил:   SSW52
Рейтинг:   1.00
Список статей
 
Отзывы членов клуба
2014-10-01, Игорь Владимирович, оценка: 1
Хорошо и аргументированно подготовленная статья.
 Добавить отзыв
 
Контакт с администрацией